К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей. - Мне так хочется иметь эти вещи! - сказал я отцу. - Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах. - Держись, - сказал отец, - не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть. - Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят. - Пиши, - сказал отец, - тебе ведь это ничего не стоит. - В общем-то ничего не стоит, - сказал я, - только лишняя морока. - И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит: - Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю: - До которого часу? - До лучших времён. - До каких? - До следующего окончания учебного года. - Почему? - Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали...

НЕ-А...

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа. - Не мешает тебе чёлка? - спросил я. - Не-а. - Меня видишь? - Не-а. - Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь? - А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. - Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула. - И часто дуть приходится? - А что? - Не устаёшь? - Не-а. - С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти! - Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он. - Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил: - Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает. - И обратно не прилетает? - Я вам серьёзно говорю. - Но нельзя ведь всё время трясти головой! - Почему нельзя? - Голова заболит от беспрерывных трясок. - Не-а. - Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает? - Два раза в суп и три раза в кисель... - Ну и как? - Смешно. - Неужели? - А что? - А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает? - Не-а. - Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь? - Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю. - Ну и ну! - А что?

- А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь? - Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают. - И видно? - Ну, не очень. А что? - Тряс головой бы тогда и дул. - От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу... - Сознался хоть. - А что? - М-да... Много у тебя хлопот. - Не-а... - А что? - передразнил я. - Это вы меня спрашиваете? - Не-а, - сказал я. - Хватит с меня.

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: - Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник - в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: - Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот? Хотя... Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т - молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел. Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку: - Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду. И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился. Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. "А зачем мне учиться читать, - рассуждал он, если бабушка мне вслух читает". Он и не старался. И в классе он увиливал как мог. Учительница ему говорит: - Прочти-ка вот здесь. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала. Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил: - Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или: - У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду... Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала. Врач спросил: - Как здоровье? - Плохо, - сказал Гога. - Что болит? - Всё. - Ну, иди тогда в класс. - Почему? - Потому что у тебя ничего не болит. - А вы откуда знаете? - А ты откуда знаешь? - засмеялся врач. И он слегка подтолкнул Гогу к выходу. Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал. И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

- Давай будем серьёзно учиться, - сказала ему Маша. - Когда? - спросил Гога. - Да хоть сейчас. - Сейчас я приду, - сказал Гога. И он ушёл и не вернулся. Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту. - Ты куда? - спросил Гриша. - Иди сюда, - позвал Гога. - Зачем? - А здесь нам никто мешать не будет. - Да ну тебя! - Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл. Больше к нему никого не прикрепляли. Время шло. Он увиливал. Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку. - Теперь я каждый вечер, - сказала она, - буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку. Бабушка сказала: - Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал: - Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание. И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание. А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр. Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили! Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться. Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался. А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался. - А дальше читай сам, - сказала ему мама. Он сразу предложил: - Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду. Но и после этого мама отказывалась читать. Он побежал к отцу. Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами. Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук. Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! "Действительно ли, - думал Гога, - она спит, или ей на совещании поручили притворяться?" Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться. А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке! В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки. Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит. Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту. Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся. Как дальше быть? Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

Оставалось учиться. Читать самому. Вот что значит домашнее совещание! Вот что значит общественность! Он вскорости прочёл всю книгу и много других книг, но по привычке никогда не забывал сходить за хлебом, вымыть пол или посуду. Вот что интересно!

КОРРЕСПОНДЕНТ ГЕРА КРОШЕЧКИН

Когда у Геры Крошечкина появился фотоаппарат, он сразу стал в центре внимания. Ходит в центре, а мы по бокам. Каждый просит, чтобы его сняли, а Гера возмущается - мол, всех людей снять невозможно. А сам снял петуха. И где он его нашёл, подумать только! Во всём городе ни одного петуха не видно. Оказывается, он его на базаре сфотографировал. На базар за петухом ходит, а своих товарищей снимать не хочет! Куда это годится? Окружили ребята Геру Крошечкина, галдят, умоляют сфотографировать, а он важничает. Круглый отличник Миша махнул рукой и говорит: - Да ну его! Будет петухов снимать да куриц, кому это надо! Миша круглый троечник (это чтоб их не путать), на Мишу-отличника полез. Заискивает перед Герой, чтобы тот его снимал почаще. Но Миша-отличник отскочил в сторону - да прямо на ногу старосте Камилле Николаевой. А Гера эту сцену сфотографировал. Миша круглый троечник заорал: - Смотрите-ка, смотрите! Успел заснять, когда Миша-отличник на Камиллиной ноге стоял, вот молодец! Камилла заплакала, а Гера её тут же сфотографировал всю в слезах. Камилла говорит сквозь слезы: - Вы же видите, какие ужасные сцены он снимает! Мне на ноге чуть пальцы все не отдавили, а для него сенсация. Вот до чего он дошёл со своим аппаратом! Круглый троечник Миша говорит Гере: - Я готов, пусть кто угодно стоит на моей ноге, только бы меня засняли! Круглый отличник Миша говорит ему: - Мы знаем, ты на всё готов, только бы не учиться. Ни одной четвёрки за всю жизнь не получил. - И с тройками всю жизнь переводят, - ответил Миша-троечник.

- Зато тебе будет в жизни трудно, - сказал Миша-отличник. - А тебе легко? - Мне легче. - А мне сейчас легче, - сказал Миша-троечник. А Гера сейчас же эту сцену снял. Мише-троечнику очень не понравилось, что его зафиксировали в такой момент, и он стал возмущаться, а Гера - улыбаться. - Ты ведь сам просил, - говорит ему Гера. - Я не так просил. - А как? - По-другому. Стоит расстроенный и зевает. И опять Гера его снял. - Да ты что, нарочно? - разозлился Миша-троечник. - Не смей меня снимать с раскрытым ртом! - А ты закрой рот, - говорит Гера. Миша-троечник так стиснул рот, что даже зубы скрипнули, тут Гера его сейчас же и сфотографировал. Миша испугался, что у него на фотографии теперь получится свирепое лицо, но Гера объяснил, что на фотографии не будет слышно скрипа зубов, и Миша-троечник успокоился. Камилла вытерла слезы и говорит: - Гера Крошечкин действительно способный человек. Он ловко успевает подмечать. Но это не всё. Что он снял? Меня плачущую, Мишу-троечника с раскрытым ртом, Мишу свирепого, Мишу расстроенного и Мишу-отличника, стоящего на моей ноге. Кому нужны такие фотографии? Разве мне, старосте, и Мише-отличнику нужны такие фотографии? Они никому не нужны, даже самому фотографу. Но Гера сказал: - А зато мне смешно. Я буду смотреть на ваши фотографии и показывать другим, и мы все вместе будем хохотать. - Я тебе покажу, как надо мной хохотать! - заорал круглый троечник Миша, но Камилла его остановила. Круглый отличник Миша сказал: - Как же он будет надо мной смеяться, если я круглый отличник? А у него две двойки. Это я над ним должен смеяться вместе с его фотоаппаратом, если на то пошло! - А что, нельзя зевать? - раскричался троечник Миша, - Что, нельзя зевать?! От его крика Гера Крошечкин стал вовсю зевать, и Миша сказал: - Сам зевает, а другим не даёт. Но тут, глядя на Геру, все стали отчаянно зевать и долго не могли остановиться. После этого Камилла сказала: - Наш Крошечкин со своим аппаратом вполне мог бы классу пользу принести. Если бы он имел поручение от пионерского отряда, представляете? Давайте-ка, ребята, его корреспондентом стенной газеты выдвинем. Согласен быть корреспондентом?

- Ох, наверное, это трудно, - испугался Гера. - Легко, легко! - закричали ребята. - Мы будем только сниматься, а ты нас снимать. - Только вас одних снимать? - опять испугался Гера. Ира-санитарка говорит: - Заснял бы ты, Гера Крошечкин, как от нас некоторые ускользают, когда мы у них уши и руки проверяем, - и посмотрела на круглого троечника Мишу, получилась бы у тебя отличная картинка. Гера Крошечкин подумал и сказал: - Это можно. - Сфотографировал бы пушкинские места, родную нашу природу, которую воспел поэт, - сказала Камилла. - Это верно, - сказал Гера. И Гера Крошечкин согласился стать корреспондентом. А для начала сфотографировал весь довольный, улыбающийся класс на фоне карты мира для праздничного номера стенной газеты.

ДВА ПОДАРКА

В день рождения папа подарил Алёше ручку с золотым пером. На ручке были выгравированы золотые слова: "Алёше в день рождения от папы". На другой день Алёша со своей новой ручкой пошёл в школу. Он был очень горд: ведь не у каждого в классе ручка с золотым пером и золотыми буквами! А тут учительница забыла дома свою ручку и попросила на время у ребят. И Алёша первый протянул ей своё сокровище. И при этом подумал: "Мария Николаевна обязательно заметит, какая замечательная у него ручка, прочтёт надпись и скажет что-нибудь вроде: "Ах, каким красивым почерком написано!" или: "Какая прелесть!" Тогда Алёша скажет: "А вы взгляните на золотое перо, Мария Николаевна, самое настоящее золотое!" Но учительница не стала разглядывать ручку и ничего такого не сказала. Она спросила урок у Алёши, но он его не выучил. И тогда Мария Николаевна поставила в журнал двойку золотым пером и вернула ручку. Алёша, растерянно глядя на своё золотое перо, сказал: - Как же так получается?.. Вот так получается!.. - Ты о чём, Алёша? - не поняла учительница. - О золотом пере... - сказал Алёша. - Разве можно ставить двойки золотым пером?

- Значит, сегодня у тебя не золотые знания, - сказала учительница. - Выходит, папа подарил мне ручку, чтобы мне ею двойки ставили? - сказал Алёша. - Вот так номер! Какой же это подарок?! Учительница улыбнулась и сказала: - Ручку тебе папа подарил, а сегодняшний подарок ты себе сам сделал.

ЗАБЫЛ

Лёня делал уроки, решал задачу. И поставил в тетрадке кляксу. Стал искать промокашку. Ходил-ходил по комнате и в кухню зашёл. И забыл, что ему было нужно. "Зачем, - думает, я в кухню пришёл?" Заглянул в кастрюльку, чтоб вспомнить, - никак не вспомнит! Сел Лёня на табуретку и думает. А в голову разные мысли лезут. О том, как он летом в пруду купался. О том, как собака его укусила. И другие ненужные мысли. Вернулся искать промокашку в комнату. Ходил-ходил по комнате. И опять в кухню зашёл. И опять забыл зачем. Потому что о лете всё думает. О том, как в пруду купался. Как собака его укусила. В кухне бабушка суп варила. Бабушка говорит ему: - Что ты, Лёня, на кухню ходишь? Почему уроки не делаешь? - Я промокашку ищу, - вспомнил Лёня. - Промокашка ведь у тебя в руках! Побежал Лёня к своей тетрадке. А клякса вся расползлась.

ПОИГРАЛИ

Пообедав, Валерик пришёл к Лёше поиграть в игрушки. А Лёша как раз обедал. - Поиграй сам в комнате, - сказала Лёшина мама, - пока он поест. Валерик пошёл в комнату играть в игрушки, а Лёша ему кричал из кухни: - Ну, как? Хорошо играешь? - Хорошо, - отвечал Валерик. - А сейчас? - Хорошо! - Очень хорошо? - Очень хорошо! - И сейчас хорошо? - И сейчас. - А сейчас? - Хорошо! - И опять хорошо? - И опять хорошо, - отвечал Валерик. Но Лёша не унимался, продолжал спрашивать Валерика во всё горло, хорошо ли он играет, потому что ему ужасно хотелось играть вместе с ним.

Но вот Валерику тоже захотелось играть вместе с Лёшей, и он стал кричать ему из комнаты: - Пообедал? - Нет ещё, - отвечал Лёша. - А сейчас? - Тоже нет. - И сейчас не пообедал? - Пока нет. - А когда? - Ой, сейчас... Валерик замолчал. А Лёша продолжал: - Ну, а теперь? - Теперь хуже, - отвечал Валерик. - А теперь ещё хуже? - Ещё. - Совсем? - Совсем. - Ну, я сейчас приду! Лёша очень спешил. Вылил суп на себя. Раздавил помидор на рубашке. И чуть не подавился огурцом. - А я уже наигрался, - сказал Валерик. - Ну вот и поиграли, - сказала мама.

НАСТОЯЩАЯ ДРУЖБА

У Андрюшки было много друзей во дворе. Некоторые даже ходили уже в школу, но такого маленького друга у него ещё никогда не было. Этот новый друг Вадик знал несколько слов и большую часть времени спал в коляске. И тем не менее он был настоящий друг. При виде Андрюши он ещё издали кричал: - А-а-а! Всё, что у него было в руках, он протягивал своему другу и говорил: - На! А однажды, когда на Андрюшу залаяла большая собака, Вадик так громко заплакал, что собака поджала хвост и замолчала. Зато Андрюша, как друг, водил малыша за руку, и благодаря этому Вадик быстро научился самостоятельно ходить. Ведь Андрюша сам в своё время не сразу научился ходить самостоятельно и, наверное, помнил об этом. А когда мама Вадика отлучалась, всегда следил, чтобы друг его не вывалился из коляски, и Вадик, хорошо понимая это, протягивал ему руки и говорил: - Угу. Андрюша часто дарил ему какую-нибудь свою игрушку, и Вадик радостно кричал: - Ага! Теперь Андрюша ходит уже в школу и, говорят, не очень-то смирно сидит за партой, а Вадик вовсю бегает и ни минуты не желает сидеть в коляске. И они по-прежнему друзья. ГОРКА - Эх, съехать бы с горки на санках, - мечтали малыши Петя и Вася,: - а не возить друг друга за верёвочку по ровному месту. Но возле их дома горок не было. И они решили написать заявление, как это делают взрослые. Они напишут заявление и бросят его в почтовый ящик. И взрослые позаботятся, чтобы у них была горка, когда прочтут заявление. Но тут возникли сложности. Во-первых, они не знали, что такое заявление, а только слышали. А во-вторых, не умели писать, потому что не ходили в школу. Но всё-таки они вышли из положения. Спросили у первоклассника, что такое заявление, и тот сказал: - Это такая бумажка, которая заявляет. - Как раз мы хотим заявить, что нам нужна горка, - сказали малыши, - но мы не умеем писать. Первоклассник сказал: - Пожалуйста, я напишу вам такое заявление, и потом мы все вместе будем кататься с этой горки. И он написал: "Заявляем, что нам нужна горка".

И все втроём бросили в почтовый ящик это заявление. И вот пришли рабочие и стали строить деревянную горку возле их дома. - Ура! - закричали ребята. - Получили наше заявление! Наконец-то строят нам горку! - Мы строим уже десятую горку в вашем районе, - ответили строители. И малыши подумали: "Вот это да! На одно наше заявление построили десять горок!"

БЫСТРЕЙ, БЫСТРЕЙ!

Наши шефы, шестой "а", соревновались с шестым "б" - кто лучше и быстрее поможет одеться в раздевалке своим подшефным. И вот после звонка мы помчались в раздевалку, и тут началось это одевалочное соревнование. Два шестых уже ждали своих первоклассников. Очень строгое жюри устроилось на подоконнике, чтобы лучше видеть. Пятьсотсвечовые лампочки вкрутили дополнительно к дневному свету. Самодятельный школьный струнный оркестр расположился невдалеке. Оркестр грянул - и пошло! Ох, что тут было! Моим шефом был Светик Костров. Он очень волновался. Как только я подбежал к нему, он заорал: - Давай ногу! Ну! Ногу давай! Суй в ботинок ногу и не рассуждай, малыш! Нужно быстрей! Ты быстрей можешь? Ну! - С трудом он запихивал мою левую ногу в правый ботинок, и я не рассуждал. - Не везёт, вот напасть! - ворчал он и тряс меня за ногу изо всех сил. Но я держался за вешалку и не падал. Вешалка качалась, и сверху падали шапки. - Давай другую ногу! Побыстрей! Ну! И не рассуждать! - Как же я тебе другую ногу дам? - сказал я. - На чём же я тогда стоять буду? - Не рассуждай, малыш, много ты понимаешь! - Отпусти мою ту ногу, - сказал я, - тогда я тебе дам эту. - Ну, быстрей давай, не рассуждай! Теперь он стал напяливать левый ботинок на мою правую ногу. И я ему сказал об этом. - Не заметят, - отвечал он, - раньше нужно было, говорить, малыш! Не время рассуждать, пойми. Где шапка? Шапка где твоя? - Да вон Васька её нацепил.

- Чего это он? Ну, даёт! Ладно. Некогда тут рассуждать. Бери Васькину! И побыстрей! - А Васькину вон только что сейчас Пчёлкин надел... - Хватай тогда Пчёлкина шапку. Быстрей! Где она? Какая? Покажи мне. Вот не ожидал... никак не ожидал, что может так с шапками получиться! - И пчёлкиной уже нет, - говорю, - ни одной шапки нет, все расхватали... - Без шапки иди! На авось! Выручай своего шефа! Что творится! Мы пропали! Проиграли! Вот досада... Э-э-э-эх! - Он очень суетился и вспотел. Светик ловко надел на меня пальто, и пальто было тоже чужое. И я сказал ему об этом. - Не снимать же его, малыш! Где мы тут сейчас найдём другое? Бодрей держись! Не дрейфь! Улыбайся жюри! Как будто ты в своём пальто! Давай! I я побежал. На авось. Пальто толстяка Вовки Ивина висело на мне мешком. Нестерпимо жали мои собственные ботинки. - Здравствуйте, - сказал я жюри. - У тебя с одеждой всё в порядке? - спросил член жюри. - Так точно, всё в порядке, - сказал я по-военному. Он смотрел на моё пальто, а я ему улыбался. - А где шапка? - спросил он. - А я закалённый, - сказал я, улыбаясь. - Как это понять? - Я в школу без шапки пришёл, - сказал я, улыбаясь. - Ишь ты, предусмотрительный, - сказал член жюри. - Так точно, предусмотрительный, - сказал я по-военному. - И всегда ходишь в школу без шапки? - спросил член жюри. - Всегда, - сказал я, улыбаясь. - Ишь ты, - повторил член жюри. Он не знал, как со мной поступить: засчитывать или не засчитывать, и внимательно посмотрел на мои ботинки, зашнурованы неплохо, ишь, ты! - Неплохо, - сказал я. - Так все без шапок придут, - сказал он. - Придут, - сказал я. Тогда он сказал (в какой раз!): - Ишь ты!.. - и добавил: - Иди. Но другой член жюри спросил: - Ты своё пальто надел? В это время подскочил Вовка Ивин в моём пальто. И все члены жюри зароптали на своего придирчивого товарища, чтобы он не задерживал молодцов, которые чуть ли не самыми первыми оказались одетыми. И тогда придирчивый член жюри тоже мне улыбнулся понимающе. Я нашёл Ваську и сказал ему: - Побольше бы таких соревнований - тогда бы все мы научились надевать свои собственные вещи быстро, как военные по тревоге. И Васка согласился. - Быстрые, Костров, у вас ребятки! - сказал придирчивый член жюри моему шефу. Светик застеснялся, надо же! Слезу даже смахнул. Подбежал ко мне, руку пожал. И то же самое сказал: побольше бы таких соревнований, в другой раз не подкачаем. - Ни за что не подкачаем в другой раз, - сказал я. Вдруг объявили: "Представителям шестого "а" вместе с подшефными выйти на середину круга и пусть ваши ловкие и быстрые ребятки пройдут под гром оркестра, чтобы мы все могли на них полюбоваться". Самодеятельный струнный оркестр из всех своих балалаек грянул марш, а мы зашагали по кругу. Жали мои ботинки ужасно, и Вовкино пальто болталось на мне и крутилось. С Вовки валилась шапка, и он поминутно её поправлял. И с другими нашими ребятами тоже творилось невообразимое. Ведь я был не один в жалком виде. - Шагай, не рассуждай, малыш, - сказал мне Свет Костров. Кругом все хохотали. И тогда мы с Вовкой засмеялись со всеми вместе.

ДАВНО БЫ ТАК!

Зимой спортсменам раздолье: коньки, лыжи и прочее. И летом хорошо спортсменам: хочешь плавай, хочешь в футбол играй. А осенью? Нет ни снега, ни солнца. Настроение у многих скверное. Начинают грустить и бездельничать. Дома сидят сложа руки. И смотрят в окно. За окном дождь и ветер. И вот они дома сидят и грустят. Один говорит: - Эх, зимой хорошо! А другой: - Эх, вот летом! И продолжают смотреть в окно. Один мой знакомый любил коньки. Он зимой на коньках катался. А осенью он в окно смотрел и ждал зиму. Так вот однажды он смотрит в окно. И видит: бегут по асфальту мальчишки. Их человек пятьдесят бежит или больше. Хотя никакого снегу нет. Самая настоящая осень. Кое-где даже лужи. А им хоть бы что! Ноль внимания! Они все в спортивных костюмах. И без всяких коньков. За мальчишками радостный пёсик скачет и с удовольствием на мальчишек лает. Тогда мой знакомый что сделал? Первым делом он от окна отошёл. Вторым делом он вышел на улицу. А в-третьих, он пробежал вокруг дома пять раз. Хотя и без коньков, а всё же... Давно бы так!

ФОНАРИКИ

Ясный солнечный день выдался в воскресенье. Папа взял Шурика в сельмаг и купил ему электрический фонарик, который сын давно просил. По дороге довольный Шурик долго светил в лицо своему отцу, а во дворе восхищённым ребятам. Восхищённые ребята побежали к своим родителям просить деньги на фонарики. Все ребята купили фонарики и радостно засветили в лица своим родителям. Родители жмурились и умилялись, а дети прыгали и смеялись. Потом они светили в лица друг другу, в морды кошкам, собакам, коровам и лошадям, в глаза петухам, курицам, гусям и индюкам, а также на букашек и козявок. На всё вокруг светили без передышки.

Собаки скулили и лаяли. Кошки ничего не понимали. Курицы тоже не понимали ничего. И сами-то ребята ничего не понимали, тратя батарейки попусту. Хотя бы вечера дождались. Куда там! Светили вместе с солнцем. - Не то делаем, - понял Валерик, - давайте будем зажигать фонарики в карманах друг у друга! К примеру, я свой фонарик зажгу в кармане у Алексея, а Алексей свой карман, то есть фонарик, зажжёт... нет, ну да - в моём кармане... - Я сам в своём кармане зажгу свой фонарик! - заорал Алексей. - Зачем мне его в чужой карман пихать? И ребята уже вовсю зажигали и выключали в своих собственных карманах свои собственные фонарики. - А ну-ка я в твоём кармане зажгу, - сказал Алексей Валерику. - Ага! Что я говорил! Так интересней! - заорал Валерик, подставляя свой карман. Менялись фонариками и зажигали во всех карманах. - Не то делаем! Совсем офонарели! Айда в подвал! - заорал Валерик. Ребята кинулись в подвал и долго там светили друг другу в лица. Вконец ослеплённые, они вылезли на солнце, и самый маленький Алёшка закричал: - А у меня, ребята, сам фонарик офонарел... клянусь, совершенно не зажигается... Ребята стали пробовать свои фонарики, у некоторых ещё горели. - Ничего, - сказал Валерик, - приобретём батарейки - и снова вперёд! И ребята побежали за новыми батарейками. И пошло всё сначала. Но вскорости Алёшку позвали домой, хотя ужасно не хотелось уходить от своих товарищей, потому что у него ещё горел фонарик. Хотя кошки и собаки попрятались. Петухи и курицы разбежались. Козявки и букашки влезли в землю, а вот индюки никакого внимания на фонарики не обращали, и поэтому светить на них было совсем неинтересно. Но фонарик у Алёшки ведь горел... На другой день утром Алёшка сразу вспомнил о своём фонарике. Папа с мамой ушли на работу, а бабушка ещё спала. Обычно она собирала внука в школу. Алёшка ходил в первый класс. И вот первым делом, проснувшись, он осветил своим фонариком настенные часы. Как раз в это время бабушка обычно просыпалась. Но вчера она, наверно, умаялась за день и продолжала спать. - Не буду включать свет, - решил Алёшка. И он тихо вышел на цыпочках в другую комнату, освещая путь фонариком. Сам умылся, оделся, попил молока. Уложил в сумку книжки. - Вот он где, фонарик, пригодился, - подумал Алёшка и спрятал его под подушку. - Интересно, что сейчас другие ребята делают со своими фонариками? - Вставай, Алёшка, - проснулась бабушка. - Спи, спи, бабуся, - ответил внук и вышел из дому.

СПЛОШНЫЕ ЧУДЕСА

Дело было так. Сначала я начал разгибать гвоздь в кухне на кафельном полу. А он не разгибался. Я хлопнул по нему молотком со всей силы, и три кафельных плитки разлетелись вдребезги. Целый час я возился с гвоздём. Мне захотелось есть. Я поставил на плиту варить картошку и обнаружил пропажу гвоздя. Я сбегал на стройку и притащил пять плиток и цемент. Я взялся за работу, но, как ни старался, мои плитки никак не укладывались вровень с другими. Две проваливались очень глубоко, а одна возвышалась над всеми. Я хлопнул по двум плиткам молотком, и они разлетелись вдребезги. Я вставил на их место запасные, но они возвышались над другими, и я не решался хлопнуть по ним молотком. Стал подчищать ножичком пол, после чего обнаружил, что и теперь они проваливаются. Я густо намазал их цементом, но теперь они опять возвышались, как я ни нажимал на них. Я хлопнул по ним молотком, и они разлетелись вдребезги. Оставалось идти за новыми. Я выпросил десять плиток, но мне не удалось их уложить с другими вровень. Я хлопал по ним молотком, и они разлетались вдребезги. Цемент носился по воздуху. Я кашлял и чихал. Я подмёл пол и обнаружил, что в полу теперь не хватает шести плиток, а не трёх, как раньше. Я вспомнил о картошке, но она превратилась в угли. Ни плиток, ни картошки, ни гвоздя... Я заглянул в кастрюлю и обнаружил там гвоздь. Сплошные чудеса! Я принялся снова разгибать его на плитках и раскрошил ещё две плитки. Но гвоздь разогнул. Я вбил его в стену и наконец-то повесил картину Шишкина "Утро в сосновом лесу". Я слез со стула и отошёл подальше, чтобы посмотреть издали, не криво ли она висит. И в этот момент картина грохнулась на пол и стекло разлетелось вдребезги. Проклятый гвоздь! Сплошные чудеса! Я вскочил на стул и стал со злости вколачивать его в стену, чтобы духу его больше не было, никогда его не видеть! Но он всячески изворачивался и подгибался, и мне никак не удавалось его как следует вколотить. Я подправлял его клещами и вбивал. Вбивал и подправлял. Я воевал с гвоздём. В дверь постучали. Я открыл. - Прекратите бить в стену, - возмущённо сказала соседка, - что вы там делаете? - Ничего... - сказал я, тяжело дыша. - Перестаньте немедленно. - Нет, я ему покажу! - Кому? - Гвоздю. - А что с ним? - Гнётся. Он всё время гнётся. Я его забью! - Бессовестный мальчишка, - возмутилась соседка, переходя на ты, - если тебе нужен гвоздь, то скажи. Она тут же притащила горсть гвоздей. Совсем новых. Как я сразу не догадался у неё попросить! - Вот, возьми любой гвоздь. А тот оставь в покое. - На этот гвоздь мне нечего злиться, а с тем гвоздём я рассчитаюсь. - Где это видано, чтобы с гвоздями рассчитывались! - сказала соседка. - Всё равно мне теперь нечего вешать на ваш гвоздь... - Ну, смотри мне! - Она ушла. А я лёг на кровать и укрылся одеялом с головой. Мне жалко было плитки. Я ненавидел гвоздь. Мне не хотелось есть. Ведь виноват был я. И я уснул. Во сне мне снились гвозди, которые сами вбиваются в стену, картошка, которая никогда не сгорает, и плитки, которые ничем не разобьёшь. Сплошные чудеса! Во сне всё было хорошо, но на самом-то деле всё было плохо... Да, многого я делать не умею... Сам не знал...

ОТДОХНИ, САНЯ!

Мальчик Саня приехал с мамой на дачу, и у него начались новые дни. Он беспрерывно носился с ребятами по пляжу, купался, играл, а к вечеру спрашивал маму: - Что мне теперь делать? Это был неутомимый мальчишка, он нисколько не уставал. Мама ему отвечала в таких случаях: - А теперь ты отдохни. От маминых слов он сейчас же убегал к ребятам, но ребята все разбредались по домам, и юн продолжал играть сам с собой. С самим собой ему играть быстро надоедало, и он кричал маме в окно: - А что мне теперь делать?! Мама брала его за руку, приводила домой и укладывала в постель, но он сейчас же вскакивал и спрашивал со слезами: - А теперь что мне делать?! Он долго не мог уснуть, вспоминая прошедший день: замечательный тёплый песок, зелёно-синее море; как он залезал в лодки и катера, представлял, что плывёт в дальние страны, хотя лодки и катера покачивались на привязи и никуда не плыли. Как он катался на велосипеде по тропинкам леса и даже налетел на дерево, но всё благополучно обошлось. Как он быстро и ловко промчался через рыболовецкий совхоз, куда вход категорически воспрещён. И многое, многое другое. А утром начиналось всё сначала, и опять к вечеру он спрашивал маму: - А что мне теперь делать? И мама ему снова отвечала: - Отдохни. Но он не хотел отдыхать. Он сказал: - Как жаль, что я не могу ходить на руках! Я вымыл бы в заливе ноги и пришёл на руках домой. И мне не пришлось бы дома мыть ноги. - Тогда пришлось бы мыть руки, - сказала мама. - Я мог бы вымыть руки, раз мне нечего делать. После лета он приехал с мамой домой и сейчас же спросил: - Что мне делать? - Завтра тебе в первый класс, - сказала мама, - ведь ты хорошо отдохнул. - Разве я отдыхал? - удивился Саня. - Сейчас хоть отдохни, - сказала мама.

- Скорей бы в школу! - вздохнул он. - Тогда бы я знал, что мне делать! - И он побежал во двор к ребятам рассказывать, как он отдыхал летом. Да отдохни ты, Саня!

ЖИВОПИСЬ И САМОЛЁТЫ

До войны Никита любил рисовать, особенно природу. Он даже занимался во Дворце пионеров в изобразительном кружке, и когда приезжал с родителями на дачу, не расставался с красками.

Однажды Никита расположился на опушке красивого леса и так увлёкся рисованием, что не заметил, как к нему подошёл высокий лётчик в кожаной куртке. Он долго стоял сзади, разглядывал рисунок, а потом сказал: - Очень даже неплохо у тебя получается, малыш. Когда-то я в детстве тоже любил рисовать, а потом увлёкся авиацией и совсем забросил это дело. Никита смутился и в то же время обрадовался необычному знакомству, у них завязался разговор про живопись и самолёты. Никита сказал: - Завтра в это время мне ещё придётся вернуться сюда, чтобы поработать над деревьями, солнце уже садится, и меняется освещение. Лётчик сказал: - Завтра в это время у меня как раз тренировочный полёт, и я непременно прилечу сюда и погляжу сверху, как у тебя получаются деревья. Конечно, Никита подумал, что это шутка, разве сверху можно увидеть его рисунок? Они ещё поговорили, а потом лётчик отправился на аэродром, а Никита - к себе домой. На другой день Никита сидел на том же самом месте и услышал гул самолёта. Самолёт стал снижаться и так низко пролетел над опушкой, что Никита увидел, как лётчик высунулся из кабины и помахал ему рукой. А вскоре началась война, и Никита увидел в газете портрет того самого лётчика, с которым он встречался на опушке леса. Лётчику было присвоено звание Героя Советского Союза за таран фашистского самолёта в ночном небе.

Война окончилась через пять лет. И прошло ещё много лет после войны. Лес на рисунке сильно пожелтел и выцвел. И вырезка из газеты выцвела и пожелтела от времени. И Никита давно уже Никита Васильевич, водит в небе реактивный самолёт. А сын его мечтает стать художником. РИСУНОК Алёша нарисовал цветными карандашами деревья, цветы, траву, грибы, небо, солнце и даже зайца.

- Чего здесь не хватает? - спросил он папу. - Всего здесь достаточно, - ответил папа. - Чего здесь недостаточно? - спросил он брата. - Всего хватает, - сказал брат. Тогда Алёша перевернул рисунок и написал на обороте вот такими большими буквами:

И ЕЩЁ ПЕЛИ ПТИЦЫ.

- Вот теперь, - сказал он, - там всего хватает!

НЕ УСПЕЛ

Нарисовал Мишутка рисунок. - Вот, - говорит, - это конь. - Твой конь больше на обезьяну похож. - Это и есть обезьяна. - Ты же сказал, что это конь. - Я нечаянно сказал, что это конь. - Может быть, это не обезьяна? - Может быть, - говорит Мишутка. - Как же ты сам не знаешь, что рисовал? Может быть, ты утюг рисовал? - Какой утюг? - удивился Мишутка. - Который у нас в кухне стоит. - Ага, утюг, - говорит Мишутка. - Ты уверен, что ты утюг рисовал? - А что? - насторожился Мишутка. - Может, это и не утюг? Может, что-нибудь другое? Например, курица или верблюд? Мишутка подумал и говорит: - Может быть. - Так что же это: курица? Верблюд? Утюг? Мишутка сказал: - Я хотел нарисовать обезьяну, курицу, верблюда и утюг, но не успел...

ПЯТЬ ЁЛОК

Сначала купили сразу две ёлки: одну ёлку - папа, другую - мама. Потом пришёл дядя Миша с ёлкой. Дядя Миша сказал: - Эх, какая досада! - Три ёлки нам ни к чему, - сказал папа. - Бог троицу любит, - сказала бабушка. - Бога нет, - сказал я. - Бесхозяйственность, - сказала мама. Только мама это сказала, как вдруг входит дедушка с ёлкой. А за ним тётя Нюша с ёлкой. - Ура, - крикнул я, - пять ёлок! - Я расстроилась, - говорит тётя Нюша. - Я хотела вам сделать сюрприз, а тут столько ёлок! - Что же делать, - говорит мама, - куда же мы денем эти ёлки? Придётся их предложить соседям. - Как это так, - говорит дядя Миша. - Я принёс ёлку Пете. И вдруг её отдают соседям! - Я очень обижен, - говорит дед. - Я принёс ёлку внуку. И я не пойму, при чём здесь соседи? - И я! - сказала тётя Нюша. - Я не отдам свою ёлку соседям! Я принесла свою ёлку племяннику. Пусть он скажет: доволен он ёлкой? - Конечно, доволен! - крикнул я. Тётя Нюша сказала: - Ну! Только попробуйте! Ёлка - его. Папа сказал: - Но я купил свою ёлку первым. Я выбирал её два часа. Я покупал ёлку сыну. Я не хочу об этом слышать!

- Тем более - я, - сказала мама. - К тому ж, моя ёлка лучше всех, это, по-моему, сразу видно. Тётя Нюша сказала: - Моя ёлка лучше! Вы только понюхайте, как она пахнет! А дядя Миша взмахнул своей ёлкой так, что задел деда по носу веткой. Бабушка тихо смеялась в углу. Наконец всем надоело спорить. Дядя Миша сказал: - Я так считаю. Пусть своё мнение выскажет Петя. В конце концов, это ёлки - его. Я сказал, что мне нравятся все пять ёлок. - Вот и прекрасно! - сказал дядя Миша. - Ёлки Петины. Он доволен. Так в чём же дело, я не пойму! Все согласились с дядей Мишей и начали устанавливать ёлки. Хотя это было не так легко сделать, но в конце концов ёлки установили. Потом принялись вешать игрушки. Правда, игрушек было мало, но всё равно я был очень доволен - пять ёлок все вместе в одной квартире. Это ведь целый лес! Потом пришёл Вовка взглянуть на ёлки. Потом пришёл Алька из пятой квартиры. Потом пришли Лёнька с Васькой. Каждому я подарил по ёлке. И мне осталась одна ёлка. Я всё ходил вокруг неё и долго любовался ею, а потом вдруг представил себе, как стало пусто в том месте в лесу, где росли пять ёлок. Их вырубили для меня специально... На следующий год я вырасту большой, и тогда не нужно мне будет ни одной ёлки. Хотя и сейчас я уже не малыш...

КОГДА СПОТКНЁТСЯ ДЕД-МОРОЗ

Новогодняя сказка

Шёл снег, а в снегу шли деды-морозы. Они шли не спеша, оживлённо беседуя. Заполнив все улицы, шли деды-морозы, и не было им конца и краю. Снег кружился и блестел; если внимательно присмотреться, то можно увидеть мохнатые брови, длинные бороды. Только лиц совсем не видно, сколько ни присматривайся. Это только деды-морозы могут так ходить, чтобы их лиц не было видно. Но если внимательно прислушаться, то можно было услышать приглушённый говор, кашель, смех и как они шмыгают простуженными носами. Каждый из дедов-морозов нёс под мышкой подарок. Но этого уж, конечно, не было видно. Этого никогда не видно, хотя каждый раз в Новый год все деды-морозы проходят по улицам всех городов с подарками. Иногда, когда снег не идёт, дедов-морозов вообще не видно. Даже бород и бровей не видно. Но это бывает редко. Потому что в новогоднюю ночь снег почти всегда идёт.

Каждый раз в Новый год поздно ночью в дом к мальчикам и девочкам заходит дед-мороз, с которым они познакомились во сне. Ведь не может быть, чтобы ты никогда не встречался во сне с дедом-морозом! Любой мальчик, любая девочка встречаются во сне со своим дедом-морозом - одни раньше, другие позже, но обязательно встречаются. А если дети находят подарок у своей кровати, но уверяют, что они никогда не встречались во сне с дедом-морозом, то они просто этого не помнят. Непременно встречались. Раз утром нашли подарок у своей кровати. Откуда же он мог тогда взяться, сами посудите! Так вот, во время одного такого новогоднего шествия один дед-мороз споткнулся, выронил подарок, и очень хорошая детская игрушка, которую он нёс в подарок, сломалась об лёд, а конфеты и печенье рассыпались по снегу. Ему некогда было идти за новым подарком, утро Нового года уже подходило, и он всё равно бы уже не успел. И этому деду-морозу пришлось только потереть ушибленное колено и отправляться обратно к себе домой. Он побрёл обратно-печальный и расстроенный, потому что никак не мог выйти из своего положения. Все деды-морозы шли в одну сторону с подарками, а он шёл в другую пустой. Это было, безусловно, печальное зрелище. Хотя этого никто не видел. У него даже слёзы капали из глаз; ему было очень тяжело, что он не может принести подарок своему маленькому приятелю, с которым он познакомился во сне. Это был неудачливый дед-мороз, как бывают и неудачливые люди. Но неудачливые люди не всё же время бывают неудачливыми. И деды-морозы то же самое. Если он в этом году споткнулся, то не споткнётся же он опять в следующем году! И он твёрдо решил, что на следующий год он принесёт своему малышу не одну, а две игрушки, конфет и печенья в два раза больше. Так что тот мальчик или девочка, которые, проснувшись, не нашли своего подарка, получат его непременно в следующем году. И притом в двойном размере. Я никак не думаю, что этот дед-мороз ещё раз споткнётся, да так неудачно. Если уж споткнётся, то какой-нибудь другой дед-мороз. А может, никто не споткнётся. Тогда всем будут подарки.

ЭХ, КАТЯ, КАТЯ!

КАК ОНА СИДЕЛА НА КАМУШКЕ

Совсем маленькие дети плескались в волнах, а Катя сидела на камушке и не купалась. Один мальчишка хотел потащить её в воду, но она так закричала, что он испугался и стал собираться уходить. - Почему ты отказываешься купаться? - поинтересовался он. - Я боюсь волн, - отвечала она с таким видом, как будто говррила: "Я ничего на свете не боюсь". - Но там ведь очень мелко, - уверял мальчишка. - Но зато ты заметил, как я непохожа на других? Удивлённый мальчишка говорит: - Но ведь это очень плохо, если ты боишься. - А зато все купаются, а я сижу. - А зато ты сидишь, а все купаются, - засмеялся мальчишка. - А зато ты заметил, какой у меня твёрдый характер? - И она так скрипнула зубами и вытаращила глаза, что мальчишка отбежал от неё довольно далеко и оттуда закричал: - Сама боится, а сама пугает, чучело! Часами тренировалась перед зеркалом! Одна женщина выходит из воды и говорит: - А я чуть в обморок не упала от твоей гримасы. Могла бы утонуть. - Да, я много тренируюсь перед зеркалом, - отвечает Катя, - чтобы всех пугать. - Зачем?! - Чтобы все меня боялись и разбегались в разные стороны. Другая женщина входит в воду и говорит: - Только ты меня, пожалуйста, не пугай, а то я не умею плавать. Один загорающий мужчина говорит: - А может, из неё вышла бы актриса на трагические роли? - Нет, нет, - сказала женщина, вышедшая из воды, - все зрители скорей всего убежали бы из зрительного зала. - А я бы их догнала и назад вернула, - говорит Катя. - Ишь ты, какая шустрая, интересно, как бы тебе это удалось? - А я как скрипну зубами - и они обратно побегут. - Пошла бы ты в воду, - говорит женщина, вылезшая из воды, - да поучилась бы плавать. - А мне так интересней, - отвечает Катя. Тут многие включились в разговор: - Я думаю, когда эта девчонка вырастет, она доставит всем хлопот! С ней очень трудно будет разговаривать, а ещё труднее - работать. - А сейчас с ней легко? Сейчас уже с ней просто невозможно разговаривать! - И самой ей потом будет нелегко в сплочённом коллективе. - А как она напугала этого мальчишку! Он теперь долго не появится на пляже. А Катя сидит на камушке и потихонечку улыбается: "Вот как я заставила всех о себе заговорить! Конечно, я очень даже не похожа на других!"

КАК ОНА ШЛА ДОМОЙ

Как всегда, переходила улицу в неположенном месте и чуть не попала под машину. Скрип тормозов. Толпа. Милиционер её спрашивает: - Ты, наверно, пионерка? Она смотрит на милиционера вытаращенными глазами и говорит: - Недавно... - Куда же ты идёшь?! - возмущается шофёр. - Домой... - Не домой, а под машину! - Она, видите ли, шла домой!!! - возмущается народ. - А ещё ведь пионерка! - Пионерка-то она недавно... - Октябрёнком-то она была! Мой внук-октябрёнок при переходе улицы ведёт меня за руку, а не я его, - похвалился старик с палкой, - и мы ни разу не попали под машину. Милиционер говорит: - А ведь эта девочка очень просто могла до дому не дойти. - А я могла бы до работы не дойти, - говорит перепуганная женщина, - из-за этой девчонки машина въехала на тротуар. - А я могла бы не дойти до магазина, - сказал кто-то. - Неужели ты всего этого не понимаешь? - говорит милиционер. - Я всё понимаю, - говорит Катя и продолжает вытаращенными глазами смотреть на милиционера. Из толпы говорят: - Может, этот ребёнок не совсем здоров, тогда другое дело. - Как это могут родители выпускать больного ребёнка на улицу! - Ты, наверное, нездорова, девочка? - спрашивает милиционер. Катя сразу смекнула: - Да, да, мне придавили голову. - Чем?! - Дверью. - Кто?! - Сосед. Из толпы вопрос: - Когда? И Катя говорит: - Вчера.

- Ребёнку нужно лежать, раз только вчера ей придавили дверью голову. - Да, эти подвыпившие соседи совершенно не могут пользоваться дверьми! - Да таких соседей... Какая-то старушка говорит: - Я знаю одного соседа, товарищ милиционер, который беспрерывно хлопает дверьми. Другая старушка говорит: - А я знаю соседку, которая всё время хлопает дверьми - трах! бах! - как пушка в Петропавловской крепости, и я думаю, уже двенадцать, а ещё утро. И ещё некоторые старушки заговорили о своих соседях, которые хлопают дверьми. Милиционер засмеялся: - Этак выходит, каждый день вам всем прищемляют головы? Две первые старушки радостно закивали головами в знак согласия, не сообразили сразу, потом одумались и замотали головами в разные стороны: нет, мол, наши головы в порядке, и никто их никогда не прищемлял... Шофёр уехал по своим делам, а милиционер погрозил Кате пальцем на прощанье. Только старушки ещё долго обсуждали поведение соседей. А Катя рада. Сосед виноват. Не она.

КАК ОНА ПРИШЛА ДОМОЙ

Туфли - р-раз! - на шкаф! Панамку на кровать! Мама уберёт. Кривляется у зеркала. Поёт. Ведь ей актрисой быть. - Ах, доченька пришла! Где ты? - Я здесь! Обедать мне пора! Мама обнимает дочку и весело ей в ушко напевает в какой раз: - Все здоровы, я, мы, ты, Если руки вымыты! Эти строчки с плаката. Плакат на стене. Но он совершенно не действует на Катю. - А я в море купалась, - отвечает Катя. Ну, в море так в море. Хотя она врёт. Да и море при чём? Но мама ей не стала противоречить. Вы ведь уже знаете Катин характер. Нет, ещё не знаете! Узнаете.

КАК ОНА ОБЕДАЛА

Мать ставит ей обед на стол. И никак не может на свою дочку налюбоваться. Пришёл отец с работы и тоже не может на свою дочку налюбоваться. А Катя морщится. Мать говорит: - Я сегодня на работе задержалась и наспех приготовила обед. - А почему бы нашей дочке, - говорит отец, - хотя бы изредка, самой не приготовить? Катя смотрит на родителей вытаращенными глазами и сразу перестаёт есть. А мама смотрит на отца умоляющими глазами, чтобы он молча ел. Но отец тоже перестаёт есть и говорит: - Между прочим, многие дочки моих сослуживцев постоянно готовят обеды для своих семей. - А я вот не умею, - говорит Катя. - Но можно научиться, - говорит отец, - раз дочки моих сослуживцев... - А между прочим, дочки твоих сослуживцев, - говорит Катя, - не умеют скакать на лошадях. - Я этого не знаю, - говорит отец. - И между прочим, мои родители тоже не умеют скакать на лошадях. - При чём тут лошади? - Скакать на лошади и быть вагоновожатым... - При чём тут вагоновожатый?! - И пионервожатым. Теперь уже с удивлением родители смотрят на свою дочку. - И быть чемпионом олимпийских игр и водить реактивные самолёты... - При чём?! - вдруг закричал отец. - При чём всё это? Реактивный самолёт!!! О!!! - А при том, - говорит Катя, - что не может один человек одновременно скакать на лошади, летать на самолёте, быть пионервожатым, вагоновожатым и чемпионом олимпийских игр... - Но ты-то тут при чём? - Я? Фу... Фи... Фу... - Она у нас прекрасно плавает, - вступилась мать. - Пока она болтает у нас прекрасно, - сказал отец, - с ней просто страшно разговаривать: пионервожатые, вагоновожатые...

Суп в тарелке остыл. А этого и добивалась Катя, чтобы с ней невозможно было разговаривать. Фантазии у неё хватает только на то, чтобы мама приготовляла обеды, а она их ела.

КАК ОНА ВЕЛА СЕБЯ ДАЛЬШЕ

Подружка ей с улицы кричит: - Ка-атя-а-а!!! Катя ей с дивана отвечает: - Че-его-о-о?!! - Иди-и-и-и сюда-а-а-а!!! - Заче-е-ем? - Пойдём куда-а-а-а-нибу-у-удь!!! - Куда-а-а-а? - Не знаю-у-у-у!!! - Слуша-а-ай!!! - Слушаю-у-у-у!!! - Не могу я вас больше слушать, - говорит отец, - я не могу заснуть! Пошла бы ты спросила, что у неё там такое произошло? - А я босиком, - говорит Катя. - На балкон хоть сходи. - А я без платья. - Так надень. - А мне лень. Неохота вставать. - А у меня голова разрывается на части, - говорит отец. - Что же, она так и будет кричать до утра? - Покричит и перестанет, - говорит Катя. - Да она уже ушла. Но вдруг снова: - Ка-атя-а-а-а!!! Эх, Катя, Катя...

КАК ОНА РЕШАЛА ЗАДАЧУ

Кате нужно решать задачу, а она болтает по телефону. - Алло, Маша? - А я тебе сейчас звонить хотела, - говорит Маша. - А я тебе сейчас решила позвонить, - говорит Катя. - А ты мне раньше не звонила? - А раньше меня дома не было. - Вот это интересно. И меня тоже дома не было. - Вот здорово-то получается. - Потрясающе получается. А у меня всегда потрясающе получается. Поэтому всех вокруг я потрясаю. А вчера я иду, а навстречу мне Петька идёт. И на меня не смотрит. А я делаю вид, что на него тоже не смотрю. - Вот потеха! - А он взял и за угол завернул, представляешь, потеха! - А потом? - Я иду, а он навстречу мне из-за угла выходит. - Действительно, умора! Ой, ты меня совсем уморила! А он куда шёл? - Первый раз или второй? - Ну, первый. - За угол. - А второй? - Из-за угла. - И всё? - А чего же ещё? - Куда же это он всё время ходит, то сюда, то туда, вот интересно. - Теперь мне всё ясно. Наверное, он куда-нибудь ходит и там курит. Нам надо выяснить и учительнице сказать. Мы его поймаем, учительнице скажем, и он курить перестанет. - Ой, Катька, завтра же начнём за ним ходить. Ой, здорово ты сообразила! А кстати, какой у тебя ответ в задаче получился? Катя только и ждала этого вопроса. А самой спрашивать ей не хотелось: пусть Маша думает, что задача у нее решена и этот вопрос Катю не интересует. И она с удовольствием называет Маше первое попавшееся число, которое ей приходит в голову. Она ведь не решала. - А у меня другой ответ, - удивляется Маша. - Какой? И Маша называет ей правильный ответ, а Кате только остаётся теперь подогнать под ответ задачу.

КАК ОНА ОТВЕЧАЛА УРОК УЧИТЕЛЬНИЦЕ

Учительница спрашивает у неё урок, а она его не знает. И вот она заявляет своей учительнице: - Я знаю, но не хочу говорить. - Как же так? - удивляется учительница, - Не имею права, - отвечает Катя, - я дала себе слово сегодня не отвечать. - Как это понимать? - удивляется учительница. - А чтобы себя проверить, смогу я выдержать или нет. - Что выдержать?! - Слово. - Да какое ещё слово?! - Своё. Учительница в полном недоумении. И весь класс тоже. - Скажи уж сразу, что ты урока не знаешь! - говорит учительница. - Знаю, - говорит Катя. - Ну, отвечай тогда, - возмущается учительница, - что это ещё за новости?! А Катя отвечает; - Человек, который дал себе слово, должен твёрдо и непоколебимо его выполнять, вы нам сами говорили. - О чём ты? Что за чушь? Что Кате отвечать? Молчит. - Тогда я тебе ставлю двойку, - говорит учительница. И она ставит двойку. Твёрдую и непоколебимую.

КАК ОНА РАССКАЗЫВАЛА ПРО ДВОЙКУ РОДИТЕЛЯМ

- Я сегодня здорово выдержала свой характер, - сказала она родителям. - Молодчина, - сказали родители и погладили её по голове. - Я сегодня сдержала своё слово, - похвастала Катя. - Молодчина, - сказали родители и опять погладили её по голове. И даже обещали ей купить подарок, если она всегда будет сдерживать своё слово. - Учительница у меня урок спросила, - похвастала Катя, - а я ей отвечать не стала. Родители насторожились. - Наверно, ты урока не знала? - спросил отец. - Наверно, ты урок забыла? - спросила мама. - Вы знаете, какой у меня характер? - предупредила Катя. Они знали. Давно. - Устрою вам сейчас истерику, будете знать! Родители замахали руками, больше всего они боялись этой истерики. - Так вот, значит, поставили мне двойку ни за что, - сказала Катя. - Как ни за что?! - Я дала себе слово молчать, и выполнила его с честью! - Для чего ты это слово давала, можешь объяснить? - Чтобы выполнить его, - сказала Катя, ещё больше запутывая своих родителей. - М-да... - сказал отец. Он был бухгалтер крупного учреждения и всю жизнь боялся запутаться в очень крупных цифрах. Но там были большие суммы и счета. И сослуживцы, с которыми он вёл всю жизнь дела, были взрослые люди. А здесь дочь. Третьеклассница. И такое наворачивает, что не разберёшь. Мать почему-то в третий раз погладила свою единственную дочку по голове. Она совершенно запуталась во всей этой истории. Тогда Катя улыбнулась и сказала: - Между прочим, вас завтра в школу вызывают. - Зачем? - За то, что у меня твёрдый и непоколебимый характер, неужели вы этого не понимаете? - И нам придётся за него отвечать? - догадался отец. - Чему тут удивляться, - сказала мать, - если у дочки твой характер. - Но я никогда никого не запутал на своей работе, и никто меня не запутал, - сказал отец, - и когда учился в школе, не запутывал своих учителей. - Оставь ребёнка в покое, - сказала мать. - М-да... - повторил отец. Катя молча сидела на диване и болтала ногами. И они оставили её в покое.

КАК ОНА ЗАПУТАЛА САМУ СЕБЯ

Ребята сидели на лавочке во дворе, и один мальчишка спрашивает Катю: - Будет сегодня дождь или не будет? Ну, а Катя видит - небо чистое, засмеялась от такого вопроса и говорит: - Не будет, всем видно. А этот мальчишка прогноз погоды слышал по радио и друзьям моргает видимо, они "договорились. Решили Катю проучить: ребятам она тоже досаждала своими выкрутасами. И вот этот мальчишка нарочно спрашивает Катю: - Где видно, что дождя не будет? Катя ухмыляется: - На небе. Мальчишка говорит: - А я ничего такого на небе не заметил. Если дождь будет, мы уйдём, а ты здесь оставайся. Катя ухмыляется: - Пожалуйста, я буду здесь сидеть, а вы сейчас же отсюда уходите, дураки. Ребята говорят: - Хорошо, мы, дураки, уйдём, а ты у нас умная, сиди, если дождь пойдёт. - Да он никогда и не пойдёт! - А если через час он не пойдёт, мы здесь целый день будем сидеть и целую ночь. - А я буду на вас из окна смотреть и водой вас из ведра поливать! Катя ухмыляется, ребята смеются, спор, в общем, затянулся. Но договорились: в течение часа ждать дождя на скамейке, никому не уходить. Конечно, риск у ребят был: вдруг дождь стороной пройдёт? И в редком случае, но прогноз погоды может подвести. Бывает. Мало ли. Но вот вдруг подул ветер. Налетела туча. И дождь как пошёл хлестать! Ребята - по домам! А Кате надо оставаться. И вот тогда она со своим твёрдым и непоколебимым характером припустила за ребятами во весь дух! Весь её твёрдый характер моментально в дожде растворился... - А где же твоё слово? - кричат ей ребята. - А я грома боюсь, - заявляет Катя таким тоном, как будто она ничего на свете не боится... Эх, Катя, Катя... Эх, ты!

СМЕЯТЬСЯ И ДУМАТЬ

Часто я пишу весёлые рассказы. Естественно, тут нужен смех, чтобы дети смеялись. Однажды я читал в школе. Выбрал самые весёлые рассказы, как мне казалось. Я хотел, чтобы смеху было как можно больше, чтобы всем было весело. Дети, в общем, смеялись, но не все. Кое-кто не смеялся. Это меня беспокоило. Я к ним обратился с речью: "Дорогие ребята, тут кое-кто не смеялся. Так вот. Для них я напишу специально. Поработаю в полную силу. И в другой раз прочту. Чтобы смех был дружный, а не какой-то отдельный. Чтобы всем было весело". - "Что ж, посмотрим, - сказал один мальчик, - увидим".

Он как раз меньше всех смеялся. Он мне как будто не верил. Я пожал протянутую руку и сказал: "Ну что ж, увидим. Я растормошу тебя. Будешь и ты хохотать!" - "Вы так думаете? - сказал он. - Ну давайте ещё приезжайте. Я буду вас ждать с интересом". Он мне чем-то даже понравился. Своею какой-то железной невозмутимостью и простотой в обхождении с людьми. Хотя я немного расстроился. Тяжёлый слушатель попался. Но в то же время такой человек как бы советует вдуматься, пересмотреть своё творчество, писать острей, смешней. Я написал ещё рассказы, стараясь, чтобы они были как можно смешнее. Поехал опять в эту школу и, слегка волнуясь, начал читать. Волнение моё понятно. Я сразу увидел этого мальчишку, не помню, в каком ряду. Как мне казалось, ребята смеялись больше, чем в прошлый раз, но он, этот мальчишка, даже глазом не моргнул. Он как-то весь подался вперёд, смотрел на меня и сжимал рот. Я видел только его. Тем более - был уговор. Я с трудом дочитал. Он подошёл ко мне, держа руки в карманах. У него было удивительно довольное лицо, но рот так же сжат. Нельзя сказать, чтобы он улыбался, но было заметно: он доволен. Я же был настолько недоволен, что и говорить нечего. "Ну, как?" - спросил он. "Неужели там не было ничего смешного? - спросил я. "Было", - сказал он. "Так в чём же дело?" - "Всё дело в воле", - сказал он. Я не понял его. Тогда он совершенно спокойно объяснил мне, что воспитывает в себе волю, и сжимает рот, и смотрит вперёд не моргая, когда ему смешно. Этим самым он закаляет свой организм, свою волю, по его мнению. "Но зачем?" - спросил я. "Чтобы полететь в космос", ответил он вполне серьёзно. Ответ его произвёл на меня впечатление редкое. Я даже, честно говоря, сразу не мог ему ответить, такого я не ожидал. Я вспомнил наших улыбающихся космонавтов и просто растерялся. "А Гагарин?" - спросил я. Он удивлённо открыл рот, потом сказал: "Я об этом не подумал". После этого ответа смеялись все. Смеялся сам мальчишка. Улыбающийся, весёлый первый в мире космонавт, улыбка которого известна всему миру - и этот мальчишка со сжатым ртом и выпученными глазами. Это было смешно. По-настоящему. Замечательный смех всей школы, дружный, задорный, здоровый, первоклассный, блестящий, что надо! Вот так бы дружно всегда смеялись над зазнайством, глупостью, нелепостью, ерундой, неряшливостью, недобросовестностью, трусостью, подлостью, ложью, неусидчивостью, нечестностью, невнимательностью, несерьёзностью, необдуманностью, недоброкачественностью, неуменьем!

СОТЫЙ РАССКАЗ

Писать даже маленькие рассказы - довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностях изобретать всё время что-то новое совсем необязательно. Один мальчик прислал в журнал чужое стихотворение. Он его просто переписал, положил в конверт и отправил в редакцию, подписавшись своим именем. Но ведь в редакциях, в издательствах сидят грамотные толковые люди, которые всё знают, читают, обмануть их почти невозможно. Да и смысла нет печатать чужое стихотворение. Опять же на смех! Нельзя! Я приведу один пример, который показывает, как трудно бывает написать очередной маленький рассказик, особенно когда у меня их уже написано девяносто девять. И я изо всех сил старался написать ещё один рассказ, чтобы стало сто. Такое приятное круглое число! Я так и хотел назвать книжку: "Сто рассказов". Название это я придумал довольно скоро, но сотый рассказ у меня не получался. Выходила какая-то чепуха - наверно, я очень спешил, торопился, не знаю даже, в чём дело. Издательство торопило. Но девяносто девять выдать за сто тоже нельзя. Неточно. Любой школьник пересчитает - выходит, обманули. Напряжённо думаю, но от чрезмерной напряжённости всплывает пустота. Со всех сторон советуют: "Да напиши ты смешное что-нибудь, о чём-нибудь, на какую-нибудь тему о ребятах". Сам знаю. О ребятах. Но о чём? Про что? Некоторые подсказывают, но про это я уже написал. Некоторые, завидев меня, убегают, чтобы я к ним не приставал. О том, что со мной случалось в детстве, - написал. О своих друзьях детства тоже написал, а больше вспомнить не могу, что со мной и моими друзьями в детстве происходило. Может, больше ничего не происходило, раз ничего не вспоминается. Я надоел всем знакомым, и взрослым и детям, но они ничего не могли припомнить в этот момент. Один мой сосед перестал со мной здороваться. Особенно я приставал к сыну, когда он приходил из школы. "Ну, как, - встречал я его с превеликой надеждой, - принёс чего-нибудь новенькое?" Но он рассказывал мне совсем не то, что было нужно, и наконец, отчаявшись, он стал задерживаться после уроков, в надежде, что я куда-нибудь уйду, а потом забуду его расспрашивать. Он даже спать стал ложиться раньше, до чего дошло. Я обратился к ребятам по радио, я просил их присылать для меня какие-нибудь забавные, интересные случаи, и кто знает, может быть, благодаря их помощи, я выйду из создавшегося положения. И тогда все мои родные, соседи, знакомые вздохнут спокойно. Нельзя сказать, что мне не помогали. Слали письма. Один читатель написал: "Дорогой автор! Вас интересуют интересные случаи. Вот случай очень забавный: я шёл в школу, споткнулся и упал. И мне самому и моим товарищам было смешно ужасно! До самой школы хохотали до упаду". Не пойму, почему они там так смеялись? По-моему, ничего смешного в этом нет. Человек всего-то-навсего споткнулся, с кем не бывает! Какой уж тут рассказ. Скорее всего этот мальчик юмора не понимает. Скорчи ему рожу, палец покажи, так он от смеху, наверное, задохнуться может. Пустой это смех. МЫСЛИ НЕТ. Позвонили вдруг из детского журнала: - Напишите нам рассказ. - О чём? - Про ребят, естественно. - Ну это понятно, о чём всё-таки? - Вот-те на! Писатель не знает, о чём писать! - Дайте мне какую-нибудь тему, - говорю, - какой-нибудь случай, что ли, расскажите. - Хорошо. Дадим. Некоторые ребята скверно ведут себя на улице. Они толкаются, кричат во всё горло и дерутся. Напишите, чтобы им было стыдно. Пообещал. Тема есть. Будет сотый рассказ. Хотя бы о том, как ребята толкаются на улице, задевают прохожих. Тема нужная. Они в шутку толкают друг друга, не замечая никого вокруг. И таким образом непроизвольно толкают других. Такого рассказа у меня ещё не было: про толканье. Сел писать: "Петя с Васей выскочили на улицу и стали толкать друг друга..." А дальше что? Ну? Что дальше? Я не знал. И придумать не мог. Потолкался я возле этих строк, подошёл к окну. А во дворе два малыша с удовольствием толкают друг друга. Оба со смехом падают в песок. Поднимаются и снова толкаются. Но рассказа у меня всё равно не получается. Им весело. А мне-то каково? Их толчки ровным счётом не наталкивают меня ни на что. Отхожу от окна. Только мысли впустую толкаются и прыгают в моей голове. Рассказа не выходит. Ну, никак! Через год написал. Поздновато. Рассказ есть, но книга уже вышла под другим названием. И всё-таки лучше поздно, чем никогда. Его вы найдёте в этой новой книжке вместе с другими смешными и совсем не смешными, разными рассказами. И хотя эта книжка маленькая, не нужно читать рассказы все сразу, а постепенно, не спеша.